реклама на сайте

«Никол, уходи». В Ереване третьи сутки не стихают уличные протесты

В первую ночь протестующим против передачи более половины территории Нагорного Карабаха Азербайджану удалось штурмом взять правительство и парламент. На вторую ночь полиция эти здания отстояла. На третий день оппозиция сменила тактику.

Основной признак митингов в Армении — их многочисленность и шумность. Это касалось и сегодняшнего митинга у Оперного театра. На него собралось более 4 тыс. человек и, кажется, вся армянская оппозиция. Как в капле воды, весь трехчасовой митинг отразился в речи Наиры Зограбян, депутата Национального собрания от партии «Процветающая Армения» (ППА). Сами они называют себя правоцентристами. 

Фото автора

После одной фразы Наиры площадь буквально взорвалась восторгом. 

— Что она сказала? — поинтересовался корреспондент АиФ.ru у рядом стоящего участника митинга.

— Она сказала, что Никол Пашинян подонок, — перевёл мужчина с армянского на русский.

Кроме того, как выяснилось, оппозиционный депутат (большинство в армянском парламенте за партией Пашиняна «Елк») Зограбян заявила следующее:

  • «Арцах снова будет наш»;
  • «весь армянский народ не хочет, чтобы исконные армянские земли достались туркам»;
  • «Арцах — священная земля, отдавать ее варварство»;
  • «что мы скажем изгнанным оттуда детям, у которых нет даже школ?»
  • «сколько раз армяне должны переживать геноцид?»
  • «весь „цивилизованный мир“ молча смотрел, как нас убивают, но ничего не сделал»;
  • «потомки ещё спросят с нас, как мы отдали эти священные земли туркам»…
Фото автора

И так 3 часа без перерыва. Ораторы сменяли друг друга, и только один, похоже, сказал что-то без эмоций. Это был человек из Союза адвокатов, который привел несколько юридических доказательств того, что с точки зрения законов Армении Соглашение лидеров трех стран попросту неправильно оформлено и что он берется оспорить его в суде любой инстанции.

Следующий выступающий в основном повторял фразу «Никол, эрацыр», которая очень нравилась митингующим. Оказалось, ничего страшного — просто «Никол, уходи». А еще премьер-министра называли предателем и другими нехорошими словами. Демократия в центре Еревана расцветала под охраной полиции в полной боевой экипировке.

Фото автора

Здесь может быть Ваша реклама

Здесь может быть Ваша реклама