реклама на сайте

Коронавирус, которого не было. 26-летняя пермячка умерла после родов


Кристине Карнауховой было всего 26 лет.

Кристине Карнауховой было всего 26 лет. © /

Александр Карнаухов

/ Из личного архива

В Перми умерла многодетная мама. Женщине стало плохо во время родов. Врачи заподозрили коронавирус. Родные уверены, что именно это помешало вовремя найти истинную проблему.

От чего умерла пермячка и почему в её гибели супруг винит врачей? В ситуации разбирался корреспондент «АиФ-Прикамье».

Большие планы

«А вам не сообщили? Медсестра не сказала? Ваша супруга скончалась», – после этих слов врача мир для Александра Карнаухова просто рухнул. Он до последнего надеялся, что ей станет лучше и она вернётся домой, к нему и детям.

С Кристиной они прожили семь лет – у них были большие планы, они хотели строить дом, так как семья разрасталась. Теперь всё придётся делать одному.

«Я сделаю всё, что мы планировали вместе. Ради неё. Пусть оттуда видит, что у нас всё хорошо», – никто, кроме Александра, не знает, насколько тяжело ему даются эти слова.

26-летняя Кристина ушла из жизни 5 сентября 2020 года. Меньше чем через месяц после того, как родила третьего малыша. Александр не может понять, как так получилось, что его молодая и здоровая супруга умерла. Он рассказывает, что жена почувствовала себя плохо, когда начались схватки – у неё повысилась температура. После родов ей стало заметно хуже. Так как у неё была температура то врачи заподозрили коронавирус и даже сделали не одно КТ, теряя драгоценное время. По словам Александра, никто не принял во внимание, что его жена совсем недавно родила и причина плохого состояния может быть в другом.

Когда молодую мать всё-таки госпитализировали и начали серьёзно лечить, было уже поздно. Её организм не справился. Сиротами остались трое сыновей – одному шесть лет, второму пять, малышу четыре месяца.

«Саша, забери меня»

События тех дней Александр помнит очень хорошо. У Кристины начались схватки, а потом поднялась температура.

«Я вызвал скорую. Машина приехала, её посмотрели, измерили температуру и сказали, что рожать повезут в либо в Краснокамск (где находится родильное отделение для рожениц с коронавирусом), либо в МЧС №9. Я же настаивал на том, чтобы её направили в перинатальный центр, так как я знаю, что там работают хорошие врачи, которые смогут ей помочь», – рассказывает Александр.

В итоге Кристину всё-таки отвезли в Краснокамск. Через пару часов она родила. Малыш родился просто загляденье – полностью здоровый, никаких проблем и патологий. Через положенное время маму и сына выписали из родильного дома. Муж Кристины до сих пор не может понять, как доктора могли отпустить домой пациентку с плохим самочувствием.

«Привёз их домой, но чувствовала она себя неважно. Через два дня ей стало ещё хуже – она жаловалась, что всё болит. Потом начала отниматься правая нога. Я купил лекарства, мы вызывали скорую, ей поставили уколы. Врачи знали, что недавно были роды, но не брали это в расчёт. Повезли в МЧС №1 на КТ – проверять нет ли коронавируса, хотя никаких признаков этого заболевания у неё не было. Обследование показало, что лёгкие чистые», — вспоминает Александр.

Мужчина говорит, что им обещали, что женщину увезут в другую больницу, если КТ не выявит пневмонию. Но почему-то её решили оставить в медсанчасти с коронавирусными пациентами.

«Кристина позвонила мне и попросила: «Саша, забери меня». Она решила не оставаться в больнице, где лежат пациенты с COVID. Это было 23 или 24 августа», — поясняет супруг погибшей пермячки.

Снова КТ?

Александр вспоминает, что в тот же день Кристине снова стало плохо.

«Я отвёз её домой и уехал на шабашку. Она мне позвонила и я с трудом разобрал, что она говорит. Она говорила как будто после зубного врача, когда обезболивающее поставили. Одна половина рта у неё онемела. Спросил, что болит, она говорит – нога сильно болит. Даже в туалет я её носил на руках. Я снова вызвал «скорую». Её посмотрели, измерили температуру, мы сказали, что её уже возили в МСЧ №1, но нам ответили: «Мы вас всё равно туда повезём, вам КТ надо делать». В смысле? Какое КТ? Ей же его уже делали. Врачи снова не приняли в расчёт, что она из роддома», — вспоминает тот день Александр.

Тяжёлая анемия

В итоге Кристина осталась дома. Через некоторое время у женщины отказали ноги. Родные били во все колокола, чтобы добиться адекватного лечения. Сестра девушки позвонила в страховую компанию.

Александр рассказал, что сразу после этого ему позвонила теперь уже бывший министр здравоохранения Пермского края Оксана Мелехова. Она расспросила Александра о состоянии его жены и пообещала взять ситуацию под свой контроль.

«В итоге Кристину отвезли в МЧС №4. Врачи почему-то стояли на своём – мол, у неё коронавирус, а других проблем с её здоровьем не замечали. КТ ей делали и в этой больнице – говорят, нужно свежее и оно, конечно же, показало, что лёгкие у неё чистые. Я всё время был с женой – перекладывал, после анализов выносил в коридор, – вспоминает Александр. – Медики этой больницы, в отличие от других, сразу предположили, что такое состояние может быть связано с родами. Когда медсестра взяла выписку из роддома, которую я дал ей посмотреть, она очень удивилась. Спросила: «С такими показателями её выписали из роддома?». Оказалось, что у неё анемия 69 (минимум 120 должно быть), кровь воспалённая (не знаю, что это значит) и температура 38». Я ответил, что я-то ведь не знаю, какие показатели в норме должны быть».

«Главное, чтобы она была жива»

Далее последовала череда операций. По словам Александра, жену увезли в кардиоцентр на Жукова, так как возникла проблема с сердечным клапаном, но там делать операцию отказались – врачи сказали, что она может умереть на операционном столе.

«Началось заражение крови, тромбы начали отлетать по всему организму. Было поражено очень много органов. Потом в МСЧ №4 Кристине удалили матку. Ну, я подумал, что пусть делают что нужно. Для меня было главное, чтобы она была жива, – говорит Александр. – У неё начался сепсис. Заражение дошло до сердца, началось поражение мозга. Её ввели в кому, чтобы организму было легче всё это переносить. Врач мне звонил каждое утро и однажды сказал: «Пошло улучшение, она нас вдохновила, у неё динамика хорошая пошла». Я понял, что всё хорошо, главное, что идёт на поправку. Думал, месяц-два полежит, а с детьми справлюсь».

Забыли плаценту?

5 сентября в семью пришло горе.

«Обычно врач звонил мне в 8.30, а в этот день звонка всё не было. Я набрал его после 12.00, и он сказал: «А вам не сообщили? Медсестра не сказала? Ваша супруга скончалась».  Выразил свои соболезнования. Тогда у меня началась истерика, – рассказывает Александр. – Уже потом сказали, что при обследовании нашли в матке плаценту, которую забыли убрать в Краснокамске. Это акушерская ошибка. Уголовного дела пока нет, пока идёт следствие. Мы решили нанимать адвоката. Кристина была у меня девочка здоровая. Не курила, не пила, спортом занималась, все дети здоровые. И этот малыш идеальным родился – полностью здоровенький. А тут вот такое…».

Правда, официально про забытую плаценту никто не говорит. По словам Александра, врачи в женской консультации, где она наблюдалась, вообще сказали, что всё это произошло, потому что она за зубами не следила. Мол, интоксикация организма наступила по этой причине. Отёк мозга, инфаркт мозга, вызванный эмболией мозговых артерий, острый и подострый инфекционный эндокардит: такие причины гибели женщины записаны в свидетельстве о смерти. Но всё это – последствия. Истинные причины, которые привели к смерти молодой матери троих детей предстоит выяснить.

Истинные причины, которые привели к смерти молодой матери троих детей предстоит выяснить.
Истинные причины, которые привели к смерти молодой матери троих детей, предстоит выяснить. Фото: Из личного архива/ Александр Карнаухов

«Хочу наказать виновных»

Александр вспоминает, что тогда, в августе, из МСЧ №1 жену направили к участковому терапевту. Она ещё могла ходить и сама пришла на приём. Врач поликлиники поставила диагноз ОРВИ. Кристине назначили анализы на 9 сентября. 5 сентября её не стало.

Сейчас единственное, чего хочет вдовец – это справедливости.

«Хочу наказать виновных, найти истину. Её мне никто не вернёт, но есть же и другие люди, и я не хочу, чтобы всё это произошло с ними», – говорит Александр Карнаухов.

Главный редактор проекта Народный Комиссар, который обнародовал эту историю, обратился в рамках журналистского расследования к главе СК РФ Бастрыкину с просьбой взять дело под свой контроль. Сейчас делом занимаются следователи.

Кстати

Комментарий министерства здравоохранения Пермского края:

«В ноябре 2020 года в Министерстве здравоохранения Пермского края был проведен разбор оказания медицинской помощи К. Карнауховой с привлечением главных внештатных специалистов МЗ ПК и сотрудников кафедры ГОУ ВПО «ПКМУ им. Е.А. Вагнера» МЗ РФ по профилям акушерство-гинекология, анестезиологии и реанимации, кардиология, кардио-хирургия, терапия, специалистов патологоанатомов. Поскольку в данное время проводятся следственные мероприятия, мы не можем сообщать информацию до окончания расследования».

Комментарий следственного управления СКР по Пермскому краю:

«По указанному факту органами СКР по Пермскому краю расследуется уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности). В настоящее время проводится комплекс следственных действий, направленных на установление всех обстоятельств произошедшего, лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, сбор и закрепление доказательственной базы».

Иную информацию о деле корреспонденту АиФ-Прикамье в СКР не смогли предоставить, сославшись на ст. 13 Федерального закона № 323-ФЗ от 21.11.2011 (Соблюдение врачебной тайны) и ст. 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Недопустимость разглашения данных предварительного расследования).

Здесь может быть Ваша реклама

Здесь может быть Ваша реклама