реклама на сайте

«Решить в течение недели!». Станут ли масло и сахар нам по карману?

Президент велел как можно быстрее обуздать рост цен на продукты.

О росте цен мы написали месяц назад (см. «АиФ» № 46. «Цены: движение вверх»). За это время проблема обострилась настолько, что на неё не мог не обратить внимание сам президент, устроив разнос профильным министрам. Первые меры уже приняты — До 20 декабря будут заключены соглашения между производителями и торговыми сетями по ограничению цен на сахар и масло. С января 2021 г. увеличат вывозные пошлины на семена подсолнечника.

А народ что есть будет?

Больше всего подскочили цены на «белое золото». По данным Росстата, с начала года рост цен на сахар составил аж 72,7%.

Эхо неурожая

В Татарстане работают два сахарных завода — Буинский и Заинский, третий, Нурлатский, закрылся в январе. Ликвидацию производства объясняли износом оборудования и малой загруженностью. Но обещали, что это на потребителях не отразится. А что получилось?

В одном из крупнейших сетевых супермаркетов Казани полки переполнены сахарным песком разных производителей и ценовых категорий: от 49 до 89 руб. за кг. А ведь ещё в сентябре сахар можно было купить за 35 руб. В другом сетевом супермаркете дешевле 49 руб. тоже ничего не найти.

— Сахар заметно подорожал — с 35 до 50 руб. за кг, — возмущается молодая пара. — Мы много магазинов обошли, везде одна и та же картина. Это же какое-то искусственное подорожание!

В Минсельхозе республики подтверждают: по сравнению с началом года больше всего подорожали сахарный песок, подсолнечное масло и мука. «Это эхо неурожая свёклы», — объясняет председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий РТ Камияр Байтемиров.

«Экономического объяснения такому подорожанию нет, — считает профессор кафедры бизнес-статистики и экономики КНИТУ Вилора Авилова. — Да, на ценообразование продукта влияет стоимость сырья. Из-за неурожая свёклы производство сахара сократилось. Но даже с учётом этого скачок цены очень высокий».

Первый замминистра сельского хозяйства и продовольствия РТ Наиль Залаков, напротив, отмечает, что в этом году производство сахара увеличилось. По его данным, прирост за год составил 120%: «По республике собрали 2,2 млн т сахарной свёклы со средней урожайностью 441 ц/га. На сахарные заводы поставлено свыше 1,7 млн т свёклы. Произведено 235 тыс. т сахара с нового урожая. Год планируется завершить с объёмом 300 тыс. т».

Чем же тогда объяснить подорожание? Залаков отмечает, что цены на сахар складывались по-разному. В 2015 г. оптово-отпускные цены составляли 47 руб., розничные — 50,6 руб. за кг, в 2019 г. произошло резкое падение оптово-отпускных цен на сахар до 20 руб. В этом году максимальные оптово-отпускные цены были на уровне 44 руб. за кг. «Безусловно, такая нестабильность цен по сахару не устраивает не только покупателей, но и производителей. Поэтому на совещании всех сахаропроизводящих регионов принято решение откорректировать все посевные площади в России для недопущения подобной ситуации. Так, мы в республике планируем увеличить посевные площади с 47,6 до 54 тыс. га», — говорит Наиль Залаков.

На территории Белгородской обл. работают шесть сахарных заводов. Пять из них принадлежат крупным агрохолдингам, это крупные градообразующие производства. Посевы сахарной свёклы регион, как и Татарстан, снизил этим летом на 1000 га. Причина — падение спроса на сахар, которого в стране был переизбыток. Мелкие фермерские хозяйства в регионе свёклу сейчас практически не выращивают, основной объём приходится на агрохолдинги, которые сами обеспечивают свои сахарные заводы сырьём. Как сообщает региональный департамент агропромышленного комплекса, урожайность свёклы в текущем году ниже, чем в прошлом. Однако заводы в сырье пока не нуждаются.

При этом цены на песок и в этом «сахарном» регионе за минувший месяц резко пошли вверх — с 35 до 55–60 руб. В региональном УФАС ситуацию прокомментировали так: «Изменение цен может быть вызвано снижением урожайности из-за неблагоприятных погодных условий и сокращением посевных площадей сахарной свёклы».

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

«А нас кто поддержит?»

Без «своего» завода остались и мелеузовские свекловоды (один из трёх имеющихся в Башкирии заводов был закрыт из-за низкой рентабельности сахара), поэтому многие перестали выращивать сахарную свёклу. Одним из них было КФХ Рауфа Ямаева в селе Зирган. 26 лет он возделывал сахарную свёклу на 120 га, что давало хозяйству хорошую прибыль. Когда завод в районе закрыли, пришлось от свёклы отказаться, поскольку возить урожай в другую часть республики затратно.

— Сахарную свёклу в прошлом году по 17 руб. сдавали, — говорит фермер Ямаев. — И ни один человек не сказал: давайте поддержим сельхозпроизводителей! Хотя за 26 лет цены на ГСМ в 8 раз выросли: с 5 до 42–45 руб. Ежемесячно плачу кредиты за технику, ядохимикаты, семена. Если бы знал, что сахар поднимется с 20 до 45 руб. за кг, я бы никогда не бросил сеять свёклу! В прошлом году семена подсолнечника (выращиваю на 300 га) в Маячный маслоэкстракционный завод в Кумертау принимали по 13,5 тыс. руб. за т, а один только жмых (отходы отжима маслосемян) завод продавал за 18 тыс.! Если сейчас речь идёт о снижении цен, хорошо — пусть снижают. Но при условии, что переработчики за прошлогодний урожай заплатят реальную стоимость вместо поставленной ими 13,50 руб. Ведь цену за литр масла они тогда уже подняли до 130 руб. К тому же и жмых, и шелуху от семечек они тоже продают.

Руководитель сельхозпредприятия «Базы» в Чекмагушевском районе Вадим Соколов считает, что на цену конечного продукта повышение закупочных цен особо не влияет. Кроме зерновых культур он выращивает подсолнечник, сахарную свёклу.

— В росте цен на хлеб и хлебобулочные стоимость самого зерна составляет несколько процентов, — говорит Вадим Соколов. — Поэтому неверно мнение, что цены выросли из-за роста стоимости сырья. Слагаемых много: цены на ГСМ растут, на удобрения тоже взлетели, а весной ещё больше подорожают. Импортная и российская сельхозтехника очень дорогая. Думаю, вряд ли в ближайшие годы сохранится большая поддержка сельского хозяйства — бюджет ведь небезразмерный. Поэтому сегодняшние ограничения в будущем могут вызвать ещё больший подъём цен. Сдерживать цены в магазинах, конечно, нужно, но закупочные у аграриев должны быть рыночные. Почему в этой беде винят нас? Это несправедливо!

А в Северной Осетии местные власти смогли уговорить пекарей снизить отпускные цены на хлеб так, чтобы удорожание было не более 10%. Предпринимателям пообещали рассмотреть возможность субсидирования отрасли, чтобы покрыть их убытки. «Мука сейчас поднялась в цене с 18 до 23,5 руб. за кг, подсолнечное масло — с 45 до 60–80 руб. за литр, — рассказал директор владикавказской пекарни Руслан Бузоев. — А цены на хлеб не менялись больше пяти лет, хотя дорожало всё. Мы ужимали свою выручку как могли, но это не могло продолжаться бесконечно».

На Ставрополье мука тоже подорожала, хлеб же пока продаётся по прежней цене. «Я удивляюсь выдержке хлебопёков Ставрополья, которые, стиснув зубы и затянув пояса, продолжают отпускать хлебобулочные изделия в убыток себе», — говорит гендиректор хлебокомбината «Георгиевский» Александр Сергеев. Остановить рост цен, не обанкротив крупные хлебозаводы с «белой» бухгалтерией, по мнению Александра Сергеева, можно только с помощью государственных регуляторов: ограничений на экспорт пшеницы и муки, продажи зерна из интервенционного фонда, продажи валютных резервов для укрепления рубля.

«У нас же Минсельхоз с гордостью заявляет, что экспорт зерна вырос, а подорожание евро и доллара положительно сказывается на экономике. Вроде как экономика больше выгоды получает. О том, что будет есть народ, никто не думает», — переживает гендиректор.

Вы мне сказали: „Я надеюсь, что на следующей неделе стабилизируется“. Меня такая формулировка в данном случае не устраивает! Не „я надеюсь“, а вы мне скажите, что со следующей недели это будет стабилизировано. Мы здесь сидим для того, чтобы думать о том, как другие люди питаются! Значит, мука выросла почти 13%… Что, я не знаю, что ли, кто вывозит? И вы знаете! Только реагировать надо своевременно!

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

Доля расходов на питание уже 50%

Что вызвало рост цен и что сможет их остановить? Об этом «АиФ» поговорил с д. э. н., профессором, гл. научным сотрудником Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Василием Узуном.

«Участники отрасли планировали картель»

— Василий Якимович, в чём всё-таки причина шального роста цен на продукты?

— Причины разные, и одна из них — снижение объёмов производства. Урожай сахарной свёклы в этом году почти на 40% меньше по сравнению с 2019 г., подсолнечника и картофеля — на 10–15%. Плюс в процессы вмешался ажиотажный спрос, особенно в марте-апреле.

— Но урожай зерна в этом году был вторым после рекордного 2017-го, а как при этом выросли цены на муку, хлеб и макароны!

— Тут сработала другая причина. Она касается продуктов, которые мы импортируем или сами экспортируем в больших объёмах, — пшеницы, кукурузы, подсолнечного масла… Я имею в виду связь с ценами на мировом рынке. Они в этом году растут. Производители могут продать свою продукцию за границу по максимально высокой цене, особенно с учётом девальвации рубля. Но и на внутреннем рынке они стараются продать по такой же цене.

— Правительство ввело пошлины на вывоз подсолнечника, но масло из него всё равно подорожало. На днях экспортную пошлину увеличили с 6,5 до 30%, действовать она будет с 9 января до 30 июня 2021 г. Зачем?

— В начале 2000-х наша масложировая промышленность не имела денег и хотела купить подсолнечник подешевле. Но сельхозпроизводители, освободившись от советских госзаказов, стали массово экспортировать семечку за границу. Что получалось? Турки покупали нашу семечку, делали из неё масло, а потом нам же его продавали. В той ситуации пошлина была вполне оправданна, и она сработала. Но сейчас пошлины будут способствовать снижению внутренних цен, фермеры и сельхозорганизации меньше заработают. А есть производители масла, которые могут продавать на экспорт сколько угодно. И цены на масло как на внутреннем рынке, так и на мировом растут.

— По сахару тоже странная ситуация. Ровно год назад цена рухнула, заводы были на грани закрытия, а теперь сахар показал самый стремительный рост. В ноябре ФАС даже заявила, что «участники отрасли планировали создать картель».

— Россия всегда была импортёром сахара, только в последние годы стала удовлетворять свои потребности, а в прошлом году даже возник лишний сахар. Цена опустилась до 25–30 руб. за кг, то есть ниже, чем в 2015—2018 гг. Сейчас она вновь отыграла назад, и у сахарников опять появилась рентабельность. Думаю, в следующем году сахарной свёклы посеют больше, производство увеличится и цены снизятся. А до этого правительство может снизить импортную пошлину, и тогда цена на сахар для населения уменьшится, так как мировые цены на сахар ниже наших розничных.

Стоп-цена

— Правительство решило ограничить цены на продукты: сахар в рознице не больше 45 руб. за кг, подсолнечное масло — 110 руб. за литр. Не вызовет ли это дефицит продуктов?

— Сложно сказать… Обычная реакция производителя на любые ограничения — сокращение производства. Поэтому действовать надо осторожно. И ограничения надо вводить временно. Впрочем, у нас есть принятый ещё 10 лет назад закон о торговле, в котором чётко прописано, как должна действовать власть в ситуации, в которой мы сейчас оказались. По нему, если в течение 30 дней подряд рост розничных цен на продукты составит больше 30%, правительство может установить для них предельные цены. Но на срок не больше 3 месяцев и только для продовольственных товаров из перечня социально значимых (в нём 24 продукта — от бескостных говядины и свинины до моркови и яблок). Учитывая нынешний рост цен, под этот закон сейчас в первую очередь подпадают сахарный песок и гречка. И правительство давно должно было установить соответствующие ограничения, не дожидаясь указаний президента.

Массовое ограничение цен на продукты, думаю, нереально. Помните, сколько раз пытались сдержать цены на бензин? Но его стоимость на заправках всё равно росла.

— Может, государству ради профилактики надо иногда давать по рукам перекупщикам и торговле? Складывается ощущение, что они решили воспользоваться ситуацией и не сдерживают свои аппетиты — люди еду всё равно покупают…

— Действительно, в этом году доходы у населения снизились, но продукты народ продолжает покупать почти в том же объёме. Просто доля расходов на питание увеличилась и подошла уже к 50%. Это очень тревожит. Тем более, что у представителей цепочки, которую вы назвали (производитель — перекупщики — торговля), есть свои объединения, которые лоббируют их интересы. И только потребители являются самыми неорганизованными и незащищёнными. Значит, их интересы должна защитить власть. Правда, взять тех же перекупщиков… Было немало попыток установить предельный процент роста цен при перепродажах от сельхозпроизводителя или переработчика дальше по цепочке, много раз Госдума пыталась принять такой закон, но ничего не вышло.

— А какова в цене продукта торговая наценка?

— Если говорить о хлебе, в его цене стоимость зерна — 20%. Остальное получают мукомолы, хлебопекари, торговля. Не по всем продуктам так. По молоку, например, доля сырья намного выше.

Что министерства «пустили на самотёк»?

— «Министерства недооценили риски роста цен на важную продукцию, пустили на самотёк и упустили ситуацию», — сказал премьер Михаил Мишустин. Как считаете, что не сделали министры?

— Считаю, надо создавать резервы, чтобы иметь уверенность, что в любой критической ситуации можно успокоить рынок. Сельхозпроизводители и переработчики имеют свои резервы. Но государственные тоже нужны. Законодательством предусмотрено формирование интервенционного фонда только по 5 видам зерна. По остальным продуктам таких резервов нет.

— Разве у нас нет госрезерва продуктов?

— Не путайте стратегический резерв и интервенционный фонд. Последний действовал много лет, и вполне успешно: когда цены на зерно падали, государство его скупало, а когда повышались — продавало. Но вот в 2017-м собрали рекордный урожай, сельхозпроизводители из-за снижения цен потеряли 100 млрд руб., но государство тогда не купило ни килограмма. И уже 4 года ничего не покупает, деньги на это не выделяются. Фонд почти пустой, в нём осталось около 200 тыс. т. Хорошо ещё, урожаи в последние годы были неплохие. Но возьмите ту же гречку — с ней периодически случаются проблемы. Можно было бы легко сделать запасы и не волноваться. Многие государства так и делают — запасают крупы, сыр, масло, сухое молоко.

Вообще, Минсельхоз РФ должен следить за объёмами производства, расходами продуктов и заранее прогнозировать, где могут возникнуть проблемы. Без этого сельхозпроизводители вынуждены ориентироваться сами, без подсказки органов власти. Поэтому все дружно начинают выращивать то гречиху, то подсолнечник, то сахарную свёклу… При этом ситуация по регионам может быть очень разная — когда на Алтае урожай, в европейской части страны могут быть проблемы. Министерства должны видеть картинку в целом по стране. И давать сельхозпроизводителям чёткие и понятные ориентиры, а не пускать ситуацию на самотёк, как сказал премьер.

Значит, смотрите. Макаронные изделия продолжают подрастать. В Москве и в Петербурге — там, конечно, заказывают болоньезе… А у нас народ попроще и едят макароны по-флотски. Ну, это недопустимо! При таких урожаях!

Как менялись цены в Европе?

В связи с пандемией коронавируса правительства европейских государств вынуждены были принимать экстренные меры.

Так, в Германии в рамках антикризисного пакета с 1 июля по 31 декабря 2020 г. было введено временное снижение НДС: с 19 до 16% (а льготная ставка, которой облагаются, в частности, продукты, снизилась с 7 до 5%). Соответственно уменьшились и розничные цены.

Дефляция (отрицательная инфляция), зафиксированная в ноябре в четвёртый раз за 2020 г., связана также с падением цен на энергоносители (-7,7%): мазут для отопления зданий подешевел на 35%, горючее для автомобилей — на 13% по сравнению с ноябрём 2019 г.

Как сообщило Федеральное статистическое ведомство в Висбадене, продукты питания и безалкогольные напитки подорожали по сравнению с 2019 г. на 1,4%. Особенно мясная продукция (+3,9%) и фрукты (+3,7%). На 1,7% стали дороже алкоголь и сигареты. Зато подешевели растительное масло (-3,8%), одежда и обувь (-2,2%), телефоны (-6,7%), бытовая электроника (-4,5%).

Кстати, сетевые магазины «Еврошоп», в которых «всё за 1 евро» (канцелярские и хозтовары и др. мелочовка), ещё после первого локдауна в Германии поменяли ценники с 1 евро на 1,10.

Станут ли продукты хуже?

Если цены на продукты будут ограничены, не начнут ли производители заменять ингредиенты на менее качественные?

Вполне могут! Особенно если речь идёт о продуктах молочной отрасли или о полуфабрикатах из мяса. «Но фальсифицировать те товары, об ограничении цены на которые сейчас идёт речь, невыгодно, — считает предприниматель Виктор Суслов. — Ни сахар, ни растительное масло особенно не подделаешь». Удешевить процесс можно, применив для отбеливания сахара более агрессивные вещества. Но тогда придётся переоснащать конвейер, что выйдет дороже. Проще с маслом: качественный продукт можно разбавлять 1:1 суррогатом. Но производители, скорее всего, побоятся сразу идти на такие эксперименты: ведь вслед за ограничением отпускной цены может последовать проверка качества продуктов.

А могут ли свою наценку к замороженной отпускной цене накрутить торговые сети?

— Нет. По социально значимым товарам наценка торговых сетей минимальна, по ряду товаров — отрицательна, то есть торговая сеть продаёт товар ниже цены закупки. Да и качество от торговой наценки никак не зависит — это вопрос добросовестности поставщика, — говорит Илья Власенко, директор по внешним связям Ассоциации компаний розничной торговли.

Здесь может быть Ваша реклама

Здесь может быть Ваша реклама